«Крылатые партизаны» - Герои Советского Союза

Endry

Команда форума




«Крылатые партизаны» - Герои Советского Союза


1377676022_Krylatye-partizany-Geroi-Sovetskogo-Soyuza.jpg


Каждому, кто интересуется партизанским движением в Крыму в годы Великой Отечественной, может броситься в глаза то обстоятельство, что в нём нет Героев Советского Союза. Василий Ревякин не в счёт: он — севастопольский подпольщик, да и присвоили ему это высокое звание только в 1965 году (Василий Дмитриевич был схвачен и расстрелян немцами в апреле 1944-го). А вот партизаны... Всего в Советском Союзе звания Героя были удостоены 233 партизана. Специфические условия борьбы, сложный и трагический характер малой войны в Крыму — и отвага, и героизм, и самопожертвование, а Героев нет. Уже при изучении архивных документов выяснилось, что восьмерых партизан к этому высокому званию всё же представили, но не наградили. Историки и сегодня спорят о причинах. Но была ещё одна категория участников партизанской войны в Крыму — лётчики. Филипп Герасимов
С июня 1941 года сержант Ф. Герасимов служил на Черноморском флоте. Первый бой принял на подступах к Одессе. На
«И — 16» прикрывал отход советских кораблей из Одессы в Евпаторию, Ялту, оборонял Севастополь, прикрывал с воздуха Новороссийск, Поти и Геленджик. За несколько месяцев войны выполнил 60 боевых вылетов и уничтожил шесть зенитно-пулемётных точек, два крупных склада и десять автомашин с боеприпасами, четыре миномётные батареи, а в районе Тарханкутского маяка с первой атаки сбил двухмоторный торпедоносец «Ю — 88». 26 ноября снова воздушный бой: вместе со старшим лейтенантом Тургеневым сбил под Севастополем корректировщик «Хш — 126». В начале января 1942 года был ранен.
В марте 1942-го Филипп Филиппович был переведён командиром звена в 8-й (с апреля 1942 года — 6-й гвардейский) истребительный авиационный полк. Дважды на сильно повреждённой машине возвращался на аэродром. К концу мая на его счету 238 боевых вылетов, в 26 воздушных боях сбил самолёт противника и два — в группе.
В апреле 1942 года он первым из лётчиков посадил самолёт
«У — 2» в расположении партизан в Крымских горах, в районе заповедника, доставил радиста и рацию. Таким образом командованием Севастопольского оборонительного района была установлена связь с партизанами и оказана помощь боеприпасами и продовольствием. Ввиду того, что самолёт был повреждён, его пришлось сжечь, а сам летчик с группой разведчиков перешёл линию фронта.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 июня 1942 года гвардии лейтенанту Герасимову Филиппу Филипповичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№860).
Вернувшись в свою часть, продолжал летать на боевые задания. В конце ноября 1942 года был сбит, приземлился на парашюте в море. Спасли лётчика пехотинцы. Купание в ледяной воде сказалось — болел. По излечении в марте 1943 года направлен командиром звена в 25-й истребительный авиационный полк ВВС Черноморского флота. Но вскоре пошла череда неудач: «За недисциплинированность и пьянство» разжалован в рядовые и в штрафной взвод 255-й бригады морской пехоты сроком на три месяца. По словам Герасимова, он был наказан за избиение подчинённого ему авиатехника, по вине которого он «чуть не угробился на самолёте». Воевал на Малой земле, участвовал в освобождении Новороссийска.
13 октября того же года Герасимов был восстановлен в офицерском звании «старший лейтенант», назначен лётчиком в 9-й истребительный авиационный полк ВВС Черноморского флота, с 10 декабря — командир звена в том же 9-м авиаполку, с которым воевал до Победы. Участник Крымской наступательной операции, после завершения которой в мае 1944 года полк был передислоцирован на Балтику. Там участвовал в Выборгской наступательной операции, в потоплении немецкого крейсера ПВО «Ниобе» в водах Финляндии, в Прибалтийской наступательной операции, в блокаде Курляндской группировки врага.
Последние победы одержал в предпоследний день войны. В воздушном бою в районе Павилоста (Латвия) в паре сбил два транспортных «Ю — 52». Всего за время войны лётчик совершил 385 боевых вылетов, в 44 воздушных боях сбил лично шесть и в группе — четыре самолёта противника. Шесть раз он горел и тонул, трижды его считали погибшим.
После войны продолжил службу в морской авиации, но его ждала новая беда. 4 апреля 1946 года военным трибуналом Балтийского флота был осуждён на пять лет лишения свободы по статье «Оскорбление подчинённым начальника». В июне уволен со службы, лишён воинского звания. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 4 ноября 1948 года был лишён звания Героя Советского Союза и всех наград. Наказание отбывал в Воркуте. После досрочного освобождения в ноябре 1950 года вернулся в Ленинград, работал в строительной бригаде, в рыболовецком колхозе. В 1951 году судимость была снята.
По ходатайству бывших крымских партизан указом Президиума Верховного Совета СССР от 30 сентября 1965 года Герасимов был восстановлен в звании Героя Советского Союза и правах на награды. Служил инструктором в лаборатории в Ленинградском высшем военно-морском училище. В декабре 1973 года уволен в отставку. Жил в Ленинграде, скончался 4 ноября 1991 года. Награждён орденом Ленина, четырьмя орденами Красного Знамени, Отечественной войны I степени, медалями, в том числе и медалью «Партизану Отечественной войны» I степени. Бюст Герасимова установлен в парке Героев на территории Качинского высшего военного авиационного училища лётчиков.
Вот такой непростой жизненный путь Героя. Но за что именно Герасимов был удостоен этого высокого звания, историкам было непонятно.
И вот удача! Российские архивисты прислали заверенную архивную копию наградного листа.
И тут всё сразу встало на свои места. Герасимов выполнял специальное задание разведотдела штаба Черноморского флота, естественно, имеющее повышенный уровень секретности. А в наградном листе идёт речь о представлении к награждению за это задание. Поэтому высокая награда, присвоенная Ф. Герасимову, одному из первых «крымских воздушных партизан», является уникальной для партизанского движения в Крыму и ещё раз подчёркивает значение авиации в его становлении. А внимательная работа с подшивками газет военной поры позволила найти две заметки об этом выдающемся событии — первой посадке Ф. Герасимова на легкомоторном самолёте на площадку в горном лесу Крыма, а также о его участии в партизанских действиях.
Таким образом, можно утверждать: между крымских партизан был свой Герой, но вот по характеру деятельности он был «крылатым».
Павел Кашуба
С июня 1941 года Павел Кашуба — пилот 2-й авиационной группы особого назначения Гражданского воздушного флота (ГВФ), которая выполняла специальные задания в тылу врага. 13 октября 1941 года отважный лётчик вывез из окружения раненого командующего Брянским фронтом генерал-лейтенанта А. И. Ерёменко. Кстати, до полёта Кашубы многие лётчики пытались спасти комфронта, но терпели неудачи. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 ноября 1941 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте и проявленные при этом мужество и героизм старшему лейтенанту Павлу Тарасовичу Кашубе присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№521).
Переучился на знаменитый «дуглас» — транспортный самолёт «Ли — 2», летал в 1-й авиатранспортной дивизии ГВФ. В глубоком тылу противника капитан
П. Кашуба в октябре-ноябре 1942 года сделал пять посадок в районе горных партизанских лагерей и вывез 85 раненых и больных партизан, совершил восемь полётов для сброса спецгруза партизанам. В феврале-марте 1943 года — двадцать один вылет в Крым. Забросил партизанам тонны грузов и двадцать девять парашютистов-подрывников. Скольких крымских партизан он спас от голода в страшную зиму 1943-го, представить трудно, но его «дуглас» крымчане знали по звуку и слагали о Кашубе легенды.
А однажды получилось так, что лётчик-герой стал партизаном. Из официальных наградных документов: «При выполнении задания в ночь с 14 на 15 марта самолёт Героя Советского Союза был подбит огнём вражеской зенитной артиллерии и совершил вынужденную посадку. Оказавшись на территории, захваченной врагом, Павел Кашуба принял все меры к спасению экипажа и находившихся на борту самолёта парашютистов-десантников и вывел их в безопасное место». Пошли они на юго-запад, к спасительным горам и старокрымским лесам. В Ночное Время шли, днём приходилось ползти. Но немцы и румыны бросились в погоню, задействовав более двухсот человек, миномёты и даже самолёт-корректировщик. Для прикрытия добровольно остались Волынский и парашютист Грабаров. Они погибли в неравном бою, но группе Кашубы удалось попасть в район старокрымской горы Козьей. В лесу снова был бой с преследователями, но десантники и авиаторы прорвались. Долго блуждали по лесу, только на девятый день встретились с партизанами.
Это был самый тяжёлый промежуток времени крымского партизанского движения. В марте 43-го постоянных отрядов в Восточном Крыму не было. В лесу оставалось не более 260 человек, из которых только несколько десятков имели силы ходить на задания, остальные охраняли стоянки. Увы, и в нашем случае это была только разведгруппа в шесть человек. А ведь её найти — надо уметь. Помог делу бывший крымский партизан Василий Старокожев, боец Судакского отряда, эвакуированный в своё время на Большую землю и ставший там парашютистом-разведчиком. Он, оказавшись в знакомых местах, сумел распутать следы, оставленные партизанской разведкой.
Партизаны голодали, вскоре стали пухнуть и люди Кашубы. Еле смогли связаться с Кавказом — в группе десантников была радистка Таисия Опарина — и попросили помощи. На пятнадцатые сутки блужданий прилетел самолёт, но на условленную площадку груз не сбросил из-за облачности. Кашуба отправил радиограмму: «Пошлите не болта, а лётчика!». Пилот Иван Нижник (это он прилетал) на давнего друга по аэроклубу не обиделся и уже в следующую ночь с легкомоторного самолёта «ПР — 5» сбросил партизанам и десантникам восемь небольших мешков с продуктами. Потом Владимир Булгаков и Владимир Бычков сбрасывали продовольствие, оружие, боеприпасы.
Вскоре встретились с небольшим отрядом партизан под командованием Куртсеита Муратова и Сандро Чачхиани. Всего стало чуть более полусотни человек, пилот Павлов назначен начштаба. В начале апреля получили радиограмму: «Подготовить площадку для приёмки трёх самолётов, на которых экипажу Кашубы прибыть на Большую землю. Отряд передать Чачхиани. Булатов». Вызвались лететь Иван Нижник, Николай Огарков и Виктор Царевский, хорошо знавшие Кашубу и маршруты полётов в Крым.
А вот с площадкой не получилось. Подходящей для приёма нескольких вместительных самолётов партизаны так и не нашли. Поэтому Кашуба схитрил, радируя, что есть такая — чуть не целый аэродром. Но попросил маленькие
«У — 2». Пилоты-друзья поняли замысел, но виду не подали. Поднялись с аэродрома Агой в ночь с 18 на 19 апреля. Прорвавшись через зенитный огонь противника, самолёты Нижника и Огаркова (Царевский из-за неисправности самолёта вернулся) совершили посадку на «страшенной» площадке — сыром картофельном поле вблизи от румынской заставы. Около пятнадцати партизан провожали Кашубу и Павлова. Лётчики, с отросшими бородами и сильно исхудавшие, отдали остающимся всё съестное. Благополучно прибыли на Кавказ. За спасательный полёт Нижник и Огарков получили ордена Красного Знамени. Кашуба добился, чтобы позже эвакуировали и остальных членов экипажа и больных десантников.
В 1944 году отважный лётчик неоднократно летал к партизанам Украины, Белоруссии и Прибалтики. С 1941-го по 1943 год Павел Кашуба налетал 1180 часов. К сентябрю 1944 года отважный лётчик совершил более 200 боевых вылетов в глубокий тыл противника. В декабре капитан Кашуба, выполняя специальное задание командования, вылетел к партизанам Югославии. Из боевого вылета не вернулся. Долгое время считался пропавшим без вести. Спустя много лет на разбитый транспортный самолёт «С — 47» наткнулись геологи в южной части Закарпатья. Сегодня на этом месте установлен обелиск с надписью: «Здесь похоронен лётчик, Герой Советского Союза капитан Павел Тарасович Кашуба. Вечная память Герою, погибшему в борьбе за освобождение любимой Родины от фашистских захватчиков».
Увы, и в памятных крымских местах, где воевали «крылатые партизаны», почти не бывает людей. Место приземления Герасимова — территория заповедника с соответствующим режимом. И только на сторожке лесника, говорят, есть мемориальная табличка.​
 

andre

Местный
Павел Кашуба — пилот 2-й авиационной группы особого назначения Гражданского воздушного флота (ГВФ), которая выполняла специальные задания в тылу врага. 13 октября 1941 года отважный лётчик вывез из окружения раненого командующего Брянским фронтом генерал-лейтенанта А. И. Ерёменко
 
Сверху